У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
» случайный радиосигнал » гостевой реестр » сюжет » группы выживших » внешности и имена » необходимые персонажи

dead zone x

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dead zone x » welcome to the tombs » healers: Sullivan Doe


healers: Sullivan Doe

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

САЛЛИВАН (САЛЛИ) ДОУ, 27
автомеханик в пожарной части; healers
состояние здоровья: хорошее.
Салливан вырос практически на улице и за свое короткое счастливое детство успел переболеть всем, чем только можно, заработав себе приличный иммунитет и вдобавок к этому крепкий желудок. Физическая активность разной степени законности снабдила его немалым количеством отметин, но вместе с тем сделала из тощего пацана того, кто сейчас стоит перед вами. Сложности выживания и урезанный (ни слова о сбалансированном питании) паек сожгли часть мышечной массы, но он все еще более чем силен, ловок и умел, для того чтоб жить в каменных джунглях.
В анамнезе имеет не диагностированный врожденный порок сердца (открытый артериальный проток, как следствие увеличенные размеры сердца). К счастью для себя попал в тот процент больных, на здоровье которых это практически никак не отражается.
ключевые навыки: если не брать в расчет незаконченную школу, из которой Салли вынес только навыки чтения, письма и счета, у него достаточно талантов и умений, которыми можно гордиться. Он хороший боец, из тех что дерутся грязно и плюют на правила, не гнушаясь бить исподтишка и использовать любой попавшийся под руку предмет в качестве орудия. Ему по душе ножи и заточки - у него было два года за решеткой, чтобы оценить их ценность и удобство, а вот огнестрельного оружия он никогда не держал в руках. У него имеются права категорий А, В и С, (кроме школьных автобусов и автомобилей перевозящих опасные материалы), но сейчас они никому не нужны. Он может оказать первую медицинскую помощь если это возможно в сложившейся ситуации: наложить шину, остановить кровотечение и тому подобное. 
Профессионально разбирается в автомеханике и электрике, в то время как его пожизневые навыки оставляют желать лучшего. Он не умеет ни поставить заплатку на одежду, ни приготовить пищу, зато прекрасно умеет заставлять делать это кого-нибудь другого. Препаршиво торгуется, хотя и имеет некоторые представления о натуральном обмене, зато поднаторел в шантаже.
Физически очень вынослив, чем компенсирует нередкое отсутствие в своих действиях тактики и стратегии. Быстро соображает на ходу (те, кто соображает медленно уже не соображают вообще), импровизирует, но радикальность его мышления несколько зашкаливает.  Не всегда способен трезво оценить ситуацию, когда дело касается подковерных интрижек. 

http://s8.uploads.ru/DZ8aY.jpg
fc: jonathan moss tucker

Настольная лампа мерцает из-за перебоев напряжения - скорее всего она работает от генератора. Люминесцентная лампа отражается в глазах ярким пятном, от которого несколько часов потом не можешь отойти. Перед Вами стоит поджарая женщина, скрестившая тонкие руки, полные синяков, на груди. Её зовут Мэри, но Вы не можете вспомнить откуда знаете её имя. Мэри спрашивает: «Кого Вы убили?». Её губы дергаются в нервной улыбке, которую она старательно прячет. Мэри садится на стул прямо напротив Вас, нетерпеливо постукивая загрубевшими подушечками пальцев по собственной коленке.

Салливан вертит в руках моток бечевки и криво улыбается.
- Я не помню, мэм, - говорит он. - Их было тааак много. Ошметки пришлось отчищать от колес целый день.

Место рождения: Даллас, штат Техас, США.
Родители: Франклин (отец) и  Кристин (мать) Доу.
Братья и сестры: Патриция (старшая сестра), Кристофер и Теодор (младшие братья, близнецы).
Связь с родными потерялась еще до эпидемии. В их бедненькой, но чистенькой жизни не было места такому как Салли. Скучает он только по сестре - только она писала ему письма те два года, что он провел за решеткой. После освобождения переписка прекратилась.
Прим.: на самом деле Пат умерла в больнице, через пять месяцев, после того как его заперли. Письма, которые он получал были написаны ей заранее.


"Салливан Доу" - вот что значится в его документах. Во всех его документах, включая те, о которых он бы с радостью забыл, но есть слишком много вещей, на его теле и в его голове, которые никогда не дадут ему откреститься от этого.
Салли вырос на окраине Далласа, в семье с достатком ниже среднего, и тремя голодными ртами помимо него. Родителям не было до них никакого дела: ни до прогулов в школе, ни до расквашенных носов и сбитых костяшек, ни до слез его старшей сестры, рыдающей ночами в подушку. Таких семей, на той улице где они жили, было не две и не три. Местные дети сбивались в стаи, пытаясь хоть так получить немного участия в своей судьбе.  Немного со-участия. Они были крысятами еще до того, как те, кто возьмет себе это имя появились на свет.
Они были крысятами и конечно же нашелся тот, кто поманил их за собой. И они пошли, гордые тем, что их выбрали, выделили среди прочих - убивать и умирать под его дудку.
Пожалуй, с этого все и началось. С этого отправного момента начинается его путь.
В пятнадцать Салли кажется, что он неимоверно крут. Он - бойцовский пес. Он не лазает в окна как другие, его ценят за кулаки, за то что он не боится крови и боли. Он боялся и того и другого, но так старался держать лицо, что сам верил в собственное бесстрашие и, чего уж греха таить, неуязвимость. Он выбивал деньги из должников, ходил разбираться с теми, кто раскрывал пасть на его босса и считал что жизнь, в общем-то удалась. Его, обернутого во флер чужого имени, боялись - и, значит, уважали. Почти два года он пребывал в этой эйфории, пока ловушка не захлопнулась. Тюремная решетка отрезала его от всего к чему он привык на долгих два года.
О времени проведенном в тюрьме он старается не вспоминать, но все равно помнит слишком хорошо: нельзя показывать слабость, нельзя прогибаться, нельзя падать, нельзя быть невнимательным, нельзя, нельзя, нельзя.
Вновь оказавшись на свободе в свои девятнадцать, он совершенно не знал куда податься и если бы не счастливая случайность в лице старого приятеля, он бы наверняка вернулся в тюрьму. И скорее рано, чем поздно.
Тот приятель затащил его работать в гаражах на Регал Роу, памятуя о том, что Салли все детство крутился у гаражей (ни одна рухлядь там даже не заводилась, но это дело десятое). После года грязной работы,  денег за которую едва хватало на жизнь, Салли рискнул взяться за халтуру. Первая сделка прошла как по маслу, в бухгалтерии царил мрак и хаос, и очень скоро Салливан начал неплохо подзарабатывать на своем тогдашнем шефе. Приятеля, само собой, он взял в долю и еще через полтора года, набив руку и заработав определенную клиентуру, они помахали старому козлу и отправились в свободное плавание. Пахать на дядю казалось им слишком неблагодарным занятием. Еще около года ребята пытались наладить свой бизнес, но то ли коммерческая жилка в них отсутствовала напрочь, то ли образования не хватало, то ли просчет был в том, что имеющееся у их клиентов тачки не ломались с нужной периодичностью, так или иначе - случайные заработки так и оставались случайными. Окончательно устав от безденежья, Салли повелся на первое же предложение о работе, которое счел подходящим. Так он и оказался в пожарной части. И, как показало время - не прогадал.
Не смотря на то, что формально он являлся обслуживающим персоналом, никто из парней не воображал себя белой костью и не обращался с ним как черт знает с кем, только от того что они носят форму, а он нет. В одной из бригад оказались его старые знакомые - не приятели, пожалуй в детстве они были даже не прочь разукрасить друг другу физиономии, но те детские терки давно были забыты - серьезно, Салли даже не помнил из-за чего был весь сыр бор.
Ему нравилось чувствовать причастность к чему-то важному - спасение жизней было тем самым важным.
Все изменилось летом 2017. Мир сошел с ума и чума была повсюду. Привыкшие держаться вместе, они забаррикадировались в части. Только одиночки - семейные, похватав родных пытались уехать из города, будто это всерьез было спасением. Никто не пытался их остановить - сделать это было не легче, чем остановить поезд несущийся под откос на всех парах.
Им, тринадцати оставшимся, можно сказать повезло - если конечно можно назвать это везением. Ни у кого из них попросту не было денег на вакцину, а правительству не с руки было прививать пожарных - от огня ВКЗ не спасала. У них была вода, был провиант (на первое время), было топливо для машин и даже некое подобие брони. Они не сразу научились использовать свои ресурсы как должно: только потеря одного из группы несколько месяцев спустя вправила им мозги.
Или наоборот - окончательно свернула их набекрень.
"Смерть, - говорил их медик, поправляя очки, - смерть ждет всех нас. Так или иначе, даже если вас не сожрут, вы умрете от старости.  Хотите ли вы этого? Прятаться и дрожать от страха?"
Никто из них не хотел ни идти на заклание, ни умирать немощными стариками, влача свое жалкое существование обсасывая последнюю корку хлеба и выцеживая воду по капле. Они хотели жить, а не выживать, и если для этого надо было рисковать своей шкурой, что ж, этот выбор каждый из них сделал задолго до ожившего кошмара, наводнившего улицы.
Тем, кто день за днем входил в горящее здание нечего было бояться. Салли, нарядившись в форму впервые в жизни, прошел свое крещение огнем под голодный вой, раздававшийся по ту сторону забора.
Очень скоро свое бесстрашие  и умение драться пожарные превратили в товар: пригодились и топоры и форма, служащая броней, и пожарная машина, колесами которой так удобно перемалывать в фарш беспокойные трупы. За определенную цену они готовы были зачистить территорию для всех желающих, нужно было только сойтись в цене.  Медикаменты, провизия, женщины - все это могло стать платой и становилось ей. Они так тесно притерлись друг к другу еще до всей этой свистопляски, что почти не почувствовали разницы. Один за всех и все за одного, до самого конца - главное правило их группы.
Зимой 2018 их группа разделилась надвое: шестеро остались в пожарном депо, шестеро - разбившись на три группы, отправились за припасами. Срок к которому они должны были вернуться обратно, с добычей или без нее - десять дней.
К исходу десятого дня не вернулся никто.
Машина, которую вел Салли потеряла управление и вылетела в кювет, несколько раз перевернувшись и замерев кверху брюхом. Ремень безопасности не спас того, кто сидел рядом с ним на пассажирском сиденье. Выбираясь из покореженной машины, Салли успел подумать только о том, что не хотел погибнуть так глупо. Оказаться такой легкой добычей. Продать свою жизнь так дешево.На звук взрыва и запах горящего мяса быстро собрались падальщики, предпочтя легкую добычу той, что еще трепыхалась.  Двигаясь дальше только на адреналине, и волоча за собой походный рюкзак и пораненную ногу, Салли был уверен, что его друг, даже с того света помогал ему.
Впереди маячили запертые ворота - он уже видел их раньше и знал, что там, за ними должны были быть люди. По крайней мере раньше они точно были людьми. Он колотил руками в решетку пока силы, вместе с бегущей по штанине кровью, не покинули его.
В себя он пришел уже в Мемориальной больнице Паркленд.
С тех пор каждое гребаное утро он приходит в себя в этой лечебнице для помешанных на власти, в этой полной пауков банке и его тошнит от этого. Салли старается держаться в стороне, но нельзя сделать этого находясь в замкнутом пространстве 24 часа 7 дней в неделю.
Он не знает, что стало с остальными его друзьями, ему не давали связаться с оставшимися в депо, даже его вещи больше ему не принадлежали. Еще почти две недели его проверяют как лабораторную крысу, будто это новое шоу по тв - посмотри как тот чувак станет зомби. Все знают, что инфицированные прощаются с жизнью в течение суток, но похоже всем доставляет удовольствие новая забава. Салли не становится зомби ни через сутки, ни через трое, ни через неделю и наигравшись, хозяева положения наконец выпускают его из бокса. Впрочем, ворота все еще запеты, транспорта у него больше нет, а добраться на другой конец города на своих двоих не представляется возможным, если вы конечно же не самоубийца.
Да и время упущено. Прошло слишком много времени чтобы знать наверняка что там его ждут.
Салли получает назад свои вещи - изрядно потощавший рюкзак и одежду. Допытываться, кто что стащил, у него нет никакого желания, да и не в том он положении чтобы требовать ответ.
У хилеров, так называют себя эти люди, никто не сидит без дела и Салливан тоже получает работу. Его дело, следить чтоб клетки в лаборатории были заперты, а "образцы" живы - насколько это возможно. Он мог бы сделать больше и быть более полезным, но он не доверяет своим новым хозяевам и не треплет языком насчет своих умений.
Каждый чертов день похож на заключение и он все еще помнит все, чего делать нельзя.
Напряжение копится в нем и в какой-то момент просто переливает через край. У одного из "образцов" оказывается отрублена голова (срез такой ровный, как будто использовалась старушка гильотина), а девчонка, которая становится невольным свидетелем произошедшего, попадает в категорию его личных врагов.
Салли мог бы простить ее, она ведь обещала не болтать об этом, но на другие его заманчивые предложения она отвечает отказом. Будто бы ей есть что терять. Будто это не о ней и ее отце шепчутся в каждом темном углу. Так начинается их маленькая игра: напряжение несколько отпускает и он то ловит ее, до синяков сжимая пальцами хрупкое плечо, то отускает. Как бродячий кот, который играет с маленькой мышкой.
Переломным моментом становится тот день, когда Салли снова теряет берега - одним февральским вечером он будто бы случайно забывает запереть клетку, зная, что его маленькая мышка наверняка забьется в темный угол на нижнем ярусе. Он бы не дал ей пострадать слишком сильно, только хорошенько испугаться. Он бы сыграл для нее героя и если бы не чертов коп, который таскается за ней хвостом, все могло бы сложится совсем иначе. Но... так уж получилось.
После ему даже не приходится оправдываться - доктор Финч, по одной ему ведомой причине, берет на себя ответственность за случившееся. Салли не протестует, ставя себе зарубку на память хотя бы попробовать понять мотивы этого человека. Он знает, за это проишествие Финчу так или иначе придется расплачиваться и по мере сил опекает его, как умеет. Странно, очень странно, становится нянькой для взрослого мужика, но, пожалуй, впервые, чувствуя в ком-то надлом, Сали не хочется надавить обеими руками, чтоб услышать как там, внутри, что-то ломается окончательно и бесповоротно.
А что до мышки-Ренаты... Теперь у нее совсем другой самый страшный кошмар. Во всех его документах значится имя "Салливан Доу".

Оценка уровня адаптации.

БЛАНК ДЛЯ ЗАПОЛНЕНИЯ
Отметьте галочкой (✔) те варианты ответов, которые, на ваш взгляд, наиболее Вам подходят.
пример: ✔ тактическая стратегия

1. Что на Ваш взгляд является лучшим оружием против зомби?

тактическая стратегия (тихое перемещение, максимальная скрытность)

✔ бесшумное оружие (различные ножи, топоры и т.д.)

взрывчатка или любое другое огнестрельное оружие

2. Готовы ли Вы убить близкого человека незамедлительно, если он будет укушен?

✔ да, это лучшее, что я могу для него сделать

нет, я не смогу этого сделать

нет, я лучше сбегу

не уверен, зависит от ситуации

3. По Вашему мнению, зомби уже не люди?

нет, они все еще люди, ведь у каждого была своя жизнь до обращения

✔ да, теперь они просто животные

затрудняюсь ответить

4. Как вы считаете, человечество заслужило подобное?

да, люди сами виноваты в случившемся

нет, это слишком жестокая кара

возможно это всего лишь следующий этап в эволюции

✔ мне все равно

5. Считаете ли Вы, что человечество обречено?

✔ да, у нас нет шансов

нет, всегда есть надежда

не уверен

я просто пытаюсь выжить

6. Какие чувства Вы испытываете в связи с ситуацией в мире?

растерянность

злость

страх

бессилие

✔ ничего не испытываете

7. Какие чувства Вы испытываете по отношению к зомби?

ненависть

жалость

страх

✔ безразличие

8. Готовы ли Вы обратиться в зомби?

✔ нет, это хуже смерти

да, я устал выживать

мне все равно как умирать

9. Способны ли Вы убить живого человека ради собственного выживания?

нет, боюсь, что я не смогу этого сделать

✔ да, если того потребует ситуация

да, только так я и выживаю

не уверен

10. Остались ли у Вас силы выживать?

нет, я морально истощен

да, но я на пределе

да, я хочу жить

✔ затрудняюсь ответить

ИНВЕНТАРЬ: походный рюкзак на 35 литров, фляга на 1 литр (по необходимости наполняемая водой), охотничий нож, опасная бритва, моток бечевки, катушка изоленты, кремень, пара старых газет упакованный в пластиковый пакет; куртка, комбинезон и краги (часть формы пожарного), вязаные шапка и шарф, кожаные трекинговые ботинки на тракторной подошве (вместо шнурков давно бечевка), пара маек-алкологичек, водолазка; условная еда (сухари, упаковка мятных леденцов).
Очень хочет знать, что за тварь сперла его носки и трусы. А еще айпод на восемьдесят гигов.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО:Салли один из тех сумасшедших, что считают, будто лучше умереть в бою, чем прятаться до самой смерти.
Он терпеть не может большую часть людей, обитающих в Паркленд, но вынужден мириться с этим соседством, надеясь, что скоро это изменится. Есть всего несколько человек, к которым он чувствует что-то вроде уважения и привязанности.
В настоящий момент, после происшествия с Ренатой Май, самым близким ему человеком является доктор Финч -  человек который взял на себя его вину и которого теперь Салли будет защищать до последнего, даже ценой собственной жизни. Отчасти, он даже рад этому.

Пример игры.

Разделение сладкой парочки по машинам, как ни странно, было продиктовано мистеру Девени не только тем, что для того чтобы довести импалу до нужной точки достаточно было только одного человека или именем Нила Харви, явно фигурировавшем в исповеди идиотов из гаражей, в единственном числе. Дело было еще в том, что парниша, ушедший с ним к машине, и проторчавший по пояс в багажнике, утирая из под носа юшку посмотрел на него в упор и не спросил, а приложил словами как бетонной плитой:
— Вы убьете его.
У него подрагивали руки как с похмелья, но голос звучал как у диктора, читающего последнюю биржевую сводку.
— Я хочу видеть это, — сказал он и мистер Девени поневоле взглянул на него иначе. — Как он получит по заслугам. С лихвой.
Джимми и сам не понимал как слова сорвались с его языка. Он никогда не отличался жестокостью или снисходительным отношением к законности чьих-либо действий, но сейчас, словно насмотревшись паршивого триллера с 25 кадром, ему хотелось увидеть кровь и боль, лично присутствовать при том, как виновный понесет справедливое наказание. И в этих желаниях не было ни капли от того Джеймса Эшби, что верил в то, что наказание за совершенное преступление определяет закон, а не самосуд.
"Полиция не ударит пальцем о палец, даже если я выберусь живым и расскажу обо всем. Разборки бандитов не наше дело, Джимми, вот что они ответят. Пусть бы и перебили друг друга, нам же меньше работы."
Еще какие-то сутки назад, он с натяжкой, но принимал такой взгляд на вещи. Но за последние сутки изменилось слишком многое.
Это была его последняя просьба или вроде того. Рассаживаясь по машинам, уверенность Джимми в том, что Нил Харви оставит его тонуть в одиночестве приближалась к ста процентам. После всего увиденного, раз за разом ныряя в просмотр и пытаясь зацепиться за прежде незамеченные детали, он заработал себе такую головную боль, которую таблетки заглушали с трудом. К тому же таблеток у него больше не было, как и телефона, ключей от съемной квартиры и билета на автобус. Пуля в висок могла бы здорово помочь, но кажется этим лекарством с ним делиться не собирались — дуло упиралось ему в печень.
Всю дорогу до гостиницы он провел как в забытьи, безвольно заваливаясь на бок на поворотах. Пару раз его даже неласково пихнули в плечо, а потом закинули в рот какую-то таблетку, заставив проглотить. Виски заломило сильнее, зато поплывший перед глазами мир снова обрел четкость.
Мистер Девени со скучающим видом смотрел в окно. В зеркале заднего вида больше не было импалы. Джеймс попытался пошевелиться, до передал натягивая цепь наручников, за что получил еще один тычок в бок. Удивительно, его вынужденный подельник исчез, а он сам все еще был жив. То что они должны были подъехать к месту встречи по отдельности прошло мимо его измочаленного работой способности мозга. Или он услышал это и успел позабыть?
— Без глупостей, — предупредили его, когда фургон припарковался так, чтобы в любом случае перегородить выезд с парковки, реши кто-нибудь из присутствующих сбежать вдарив по газам.
Это было даже немного смешно: человек подошедший к машине и склонившийся к двери со стороны водителя был действительно похож на Джеймса ростом и издалека, со своего места, ему казалось, что он снова сорвался в прокол и сейчас смотрит альтернативную версию событий прошедшей ночи.
Вблизи оказывалось, что физиономия у него была посмазливей (не говоря уже о том, что на ней не было ни следа побоев), и тех кто знал его недостаточно хорошо, внешность, бывало, обманывала. Руками этого человека, насколько бы сильное впечатление манерного гомика он не производил, вполне можно было без особого труда вырвать кому-нибудь кадык.
— Гони, ключи, Нилли, детка. Только не убегай быстро, хочу проверить не поцарапал ли ты мою прелесть и не накапал ли в салоне своими биологическими жидкостями, — небрежным движением, человек, который знал пароль (и наверняка знал еще много чего интересного), потянулся с лицу Харви и без особых нежностей сдернул с его носа очки. — Кто это тебя так ра...
Он успел обернуться как раз в тот момент, когда в шею ему аккуратненько вогнали иглу шприца, до упора вдавливая поршень.
— Шик, — поделился своими впечатлениями "костюм", аккуратно укладывая клиента на асфальт и профессионально обыскивая его карманы. — Выметайся из тачки, Нилли-детка, — повторил он недавние слова, протягивая Харви уже заляпанные кровью очки. Носить их он все равно бы не стал, а этому торчку глядишь пригодятся. К тому же портсигар все равно оставался у него.
Новое тело оперативно погрузили в фургон. Дылда-Джимми все еще был внутри и выпускать его пока никто не собирался.
— Вы же будете благоразумны, мистер Харви и сможете не сорваться никуда в ближайшие пару часов, пока Ваш друг побудет со мной? — Девени говорил о Джимми, но бог знает кого в этой истории Нил Харви мог считать своими друзьями.
***
— Как тебя зовут, мальчик?
— Джим. Джеймс, сэр.
— Джим, ты хотел посмотреть, верно? Еще не передумал?
— Нет... сэр.
— Тогда посмотри еще немного, а потом поступай как знаешь.
***
Прошло чуть меньше часа с того момента, как Нил Харви остался один на пустой парковке. Ни фургона, ни проклятой красотки импалы, ни Дылды, никого вокруг, как будто он поймал баг играя в компьютерную игру и все нпс как сквозь землю провалились. Через час в дверь его номера постучали.
На пороге стоял Джимми. От него явно разило джином, горлышко початой бутылки он сжимал так, будто от этой бутылки зависела его жизнь. Во второй руке у Джимми был бумажный сверток. Кулаки на обеих руках были разбиты, а сам он выглядел так, будто на полставки подработал мясником.
В сущности, так оно и было.
До этого дня Джеймс Эшби предполагал, что никогда, даже косвенно, не становился причиной чьей-то смерти.
Сегодня он приложил к этому руку по собственной воле. И приложил не единожды. Потребовался не один десяток ударов прежде чем...
— Это от мистера Девени, — голос у него был пустой. В грудь Харви уперся сверток. Внутри были документы на имя Дэйла Трумэна и приличная пачка денег мелкими банкнотами. Телефонов, почивших в ближайшей канаве, быть внутри по определению не могло. — Он просил передать свои извинения за доставленные неудобства. А это, — Джимми неловко качнул рукой, взбалтывая содержимое бутылки, — лекарство. Для памяти.
Он бы так и стоял столбом на пороге, если бы Харви не втащил его в номер как ростовую куклу.

Отредактировано Sullivan Doe (2017-05-29 22:29:15)

+4

2

https://s23.postimg.org/43a4n36vv/image.png

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В МЁРТВУЮ ЗОНУ
досье рассмотрено и утверждено

- все организационные списки заполняются исключительно администрацией проекта и не требуют никакого участия игрока.
- отдельное сообщение с отношениями персонажа оставляется и заполняется по желанию, а хронология игровых постов ведется в общей теме организационного раздела (обязательна к заполнению).
- для начала игры можно обратиться напрямую к администрации, найти партнера в специализированной теме, либо же принять участие в заказном квесте.

0


Вы здесь » dead zone x » welcome to the tombs » healers: Sullivan Doe


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC