У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
» случайный радиосигнал » гостевой реестр » сюжет » группы выживших » внешности и имена » необходимые персонажи

dead zone x

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dead zone x » days gone bye » необходимые персонажи


необходимые персонажи

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Внешность, имя и фамилия, указанные в заявке, считаются забронированными - списки заполняются администрацией после публикации; графическое статичное изображение может быть заменено на gif-анимации, не превышающие общей ширины в 550px. Допускается дополнительное сопровождение графикой/музыкой/ссылками на видео/цитатами.
Статус заявки игроки отслеживают самостоятельно. Все неактуальные заявки будут переноситься в архив.


http://i.imgur.com/VBtiQQx.jpg
ИМЯ И. ФАМИЛИЯ (АНГЛ.), ВОЗРАСТ
имя. и фамилия (рус.), fc: имя занимаемой внешности (англ.)
принадлежность к группе; занятость в прошлом

#1. В данном пункте необходимо осветить основную информацию о персонаже - известную биографию, отличительные черты характера, взаимоотношения с членами группы и с Вашим персонажем непосредственно. Также в этом пункте мы предлагаем Вам упомянуть особенности выживания, характерные для искомого персонажа - предпочтительное оружие, необходимые навыки и умения.
#2. Внеигровая информация - способ связи с Вами, предъявляемые требования к игроку, планы на дальнейшее развитие отношений, etc.

пример поста

Код:
[align=center][img]http://i.imgur.com/VBtiQQx.jpg[/img]
[size=14][font=Arial Black]ИМЯ И. ФАМИЛИЯ (АНГЛ.), ВОЗРАСТ[/font][/size]
имя. и фамилия (рус.), [b]fc:[/b] имя занимаемой внешности (англ.)
[i][size=12]принадлежность к группе;[/size][/i] занятость в прошлом[/align]


[table]
[tr]
[td width=10%][/td]
[td width=80%][font=Arial][b][size=16]#1.[/size][/b] В данном пункте необходимо осветить основную информацию о персонаже - известную биографию, отличительные черты характера, взаимоотношения с членами группы и с Вашим персонажем непосредственно. Также в этом пункте мы предлагаем Вам упомянуть [i][size=12]особенности выживания[/size][/i], характерные для искомого персонажа - предпочтительное оружие, необходимые навыки и умения.[/font] 
[font=Arial][b][size=16]#2.[/size][/b] Внеигровая информация - способ связи с Вами, предъявляемые требования к игроку, планы на дальнейшее развитие отношений, etc. 

[spoiler="пример поста"][/spoiler] 
[/font][/td]
[td width=10%][/td]
[/tr]
[/table]

0

2

- You are free. You are all free.
- Oh, we know that already. But what about you?

https://68.media.tumblr.com/7aed04c2a67d9096b40b15527aeb4230/tumblr_oly6brjUWE1u820dio9_r1_250.gif  https://68.media.tumblr.com/06a15f49ca732d3947665f1fada516f6/tumblr_oly6brjUWE1u820dio3_250.gif
JAIME MIDDLETON, 35
Джейми Миддлтон, fc: natalie dormer (англ.)
диггеры; модель

#1.
В детстве Джейми любила странные игрушки - уродливых розовых, будто сваренных, кукол, клоунов в жестяных коробках, плюшевых засаленных чудовищ с пластиковыми глазами; отношение к зомби у нее такое же, жалостливо-любопытное. В детской, среди единственных своих друзей, она разделяла и властвовала; Джейми любит, чтобы все было так, как хочет она, подбито под каждое ее слово, она умеет рассчитывать, взвешивать, принимать решения и брать на себя ответственность. Никто никогда не воспринимал ее серьезно - мягкое лицо сердечком, огромные глаза, звонкий серебристый голосок, - Джейми не человек, ртуть. Переливчатая, изменчивая, ядовитая, и очень опасная. Ирвингу казалось, что он может закончить их отношения в любой момент (сразу, как только старшая сестра Джейми Вирджиния скажет ему заветное "да"), но на самом деле Джейми глубоко проникла в его жизнь, в дружбу с его родителями, в счета за прачечную, в контроль его карьеры и действий, если нужно было, Джейми создавала для Ирвинга новую, подкладывала соломки, стелила постель помягче, зализывала раны, нанесенные его самолюбию, помогала организовывать свадебную церемонию, годами доказывая свою необходимость. Харрису понадобился целый зомби-апокалипсис, чтобы понять, что без нее он больше не умеет существовать.
► сразу после окончания школы предпочла модельную карьеру стипендии в престижном колледже Лиги Плюща; за годы в этом бизнесе пережила столько и видела столько, что происходящее сейчас кажется ей увеселительной прогулкой, не более того;
---
Втроем - Ирвинг, Джейми и Джеймс, - странная комбинация из не совпадающих черт, взглядов, желаний, но, тем не менее, они крепко держатся друг за друга, в этих отношениях нет едкой, собственнической ревности; спасаются в захлебнувшимся паникой Далласе, находят диггеров, делят вещи из личного инвентаря и одну постель. Центром и сердцем явно является Джейми, доминируя над мужчинами в решениях и действиях, Ирвинг и вовсе в данном треугольнике - ведомый и принимающий это за должное.
#2. прежде всего, хотелось бы, чтобы мой прекрасный будущий соигрок действительно любил отыгрывать не просто отношения, а колючий, кусающийся клубок из них; я с огромной радостью обрисую планы, перспективы, принесу с десяток идей для флэшбеков.
все вышеуказанное не является истинной в последней инстанции, может быть изменено, скорректировано, переписано в угоду желанию, исключая основополагающие пункты, коих не очень много.
предпочитаю игру в спокойном, комфортном темпе, но заранее предупрежу, что не понимаю и не разделяю растягивание ответов и отыгрышей на полгода (был подобный опыт) и резкого выпадания из игрового процесса; 3 лицо, соотношение внутренних переживаний героев вместе с действиями в подходящей пропорции.
"считайте себя творцом, а не потребителем" (с) gina burke

Отредактировано Irving Harris (2017-05-18 23:08:45)

+4

3

http://sg.uploads.ru/Zzlf7.gifhttp://s5.uploads.ru/XKQZM.gif
DOMINICK ROSE, 42
Доминик Роуз, fc: raúl esparza
healers; журналист

#1. Из никем не любимого болезненного подростка с канадскими (французскими!) корнями Роуз постепенно вырос в мягкого и слабого телом, но юркого и живого умом человека. Он отвоевывает себе новую жизнь с помощью сплетен. И это жизнь, вязнущая на зубах чужими дешевыми секретами и фотогеничными улыбочками в полоборота. Доминик, для своих (на самом деле у него нет "своих", но зато есть круг лиц, считающих иначе) - Никки, назойливая муха, жужжащая на грани слышимости широкой публики. Он с самого начала говорил, кричал со страниц газет и журналов, всех, кому удавалось впарить свою писанину, что ВКЗ - ересь. ВКЗ - опиум для народа. ВКЗ - ерунда на постном масле, не стоящая и выеденного яйца. Со своим слабым здоровьем он показательно отказывается от панацеи, влезая в документооборот и грязное белье причастных к созданию вакцины ученых и врачей. Он собирает информацию по крохам, готовит статьи, пролезает всевозможными обманными путями, куда не следует. В его голове десятки и сотни грязных историй, за его спиной несколько судебных тяжб. Он все еще на плаву, готовит разгромную и разоблачающую работу, до тех пор, пока... До тех пор, пока не бьет час Х. Он остается в больнице, где нашел последнюю деталь уже никому не интересной головоломки, ужом протискиваясь в выверенное, быстро формирующееся общество хилеров. Карьера журналиста научила Роуза выживать, подарила разрозненные знания и навыки, сделала ценным членом скованного формальностями общества. Сплетни - его путь наверх, его возможность давить на нужных людей и выбивать себе необходимые по состоянию здоровья условия.
Информация - его оружие. Он знает все, что происходит в тесных стенах. Даже то, что ему знать не следовало бы. Он слишком много знает о семье Май, на взгляд Казимира. Роуз знает такие взгляды, и понимает: ему остается только сражаться за свою жизнь, и время на подготовку к сражению стремительно уходит.

#2. Нам нужен кто-то, все про всех знающий и таинственно ухмыляющийся, но готовый трусливо сорваться с места, едва запахнет жареным. Идея некоторой неуловимости, хитрости и "чешировости" данного персонажа - мой личный пунктик. В принципе, чем и по какой причине физически страдает персонаж - ваше дело. Лишь бы хроническое, лишь бы неизлечимое в данных условиях, такое, с чем вне больницы сейчас будет очень, очень плохо жить. Должна же быть мотивация оставаться в этих недружелюбных стенах, или как?
Я - человек терпеливый, размеренный, за скоростью не гонюсь, предпочитая действовать по вдохновению. Но и "посты раз в полгода" - не мой вариант. Общаться со мной легче всего через вк https://vk.com/a_true_nerd или лс
3 или на крайняк 1 лицо, умение принимать решения в постах и брать за них ответственность, тут я требователен. От себя гарантирую эмоциональную вовлеченность, пристальное внимание и море морального насилия. Ну и от дочери внимание тоже, сторгуемся.

Отредактировано Kazimír Maj (2017-05-26 23:51:11)

+1

4

http://i.imgur.com/6ubmPzg.gif  http://i.imgur.com/8BhMS7l.gif
JOSH MORAN, 34
джош моран, fc: pablo schreiber
диггеры; официально безработный

#1. The Doors – Break On TroughДжош, ты засранец. Пропахший насквозь дешевым ромом ирландский кусок дерьма. Люди никогда не сойдутся во мнении: очарователен ли ты в своих замашках или отвратителен. Глупые даллаские женщины преимущественно придерживаются первой позиции, а что еще нужно, правда? Тебе, разве что парочку пинт стаута с плотной пеной и перманентный запах крови от пятен на рубашке.
Ты бесцеремонный и наглый, довольно жестокий, действующий по каким-то своим паттернам в голове, и хрена с два тебя кто-то переубедит. Ты любишь доказывать свою правоту на кулаках и обычно выходишь из подобных стычек победителем. Сильный, но плохо управляемый. Тебя нельзя назвать угрюмым или нелюдимым, нет, в какие-то особенно хорошие дни тебя можно счесть за весельчака и душу компании (особенно, если ты поднажрешь).
Ты любишь свою семью, конечно, предпочитая об этом умалчивать, при этом не чураешься привычных методов в решении конфликтов - тех самых кулаков; неприкосновенным для тебя всегда был лишь племянник. Не устаешь повторять одну и туже фразу - твой коронный аргумент в любом нашем споре: "если бы не я, ты ...", и, несмотря на мои закатанные каждый раз глаза, это чистейшая правда. Если бы не ты, я была бы уже мертва. Раз так сто.
по био пробежимся фактами:
- родился в семье Лью и Кейтлин Моран, почти сразу после твоего рождения отец садится в тюрьму на довольно долгий срок, вы с матерью живете в трейлерном парке.
- в 1991-ом году в следствие "удачной" тюремной свиданки Моранов в семье появляется еще один голодный рот - я.
- в 96-ом году нам достается по наследству дом отцовой тетки и мы переезжаем туда; параллельно отец сдает часть дома мексиканской семье, вырученные денежки удачно пилятся между родителем и нами в пользу батиного алкоголизма; мать сбегает от нас в том же году пятью месяцами ранее.
- описывать твои отношения с отцом не берусь, возможно, в детстве они были амбивалентными - ты и боялся, и любил его, позже одно из чувств возобладало над другим, или все осталось так же, решать уж тут тебе, но факт - ты на него похож.
- мы оба росли не только в компании родителей и Чавезов (той самой мексиканской семьи), под боком вечно тусовались дружки отца, выбора с дальнейшей стезей у тебя, как ты понимаешь, особо и не было.
- в 2009 году ты садишься в тюрьму (именно так объясняется в моей анкете твое отсутствие длинною в 4 года, но с твоей легкой руки можно махнуть это на затянувшиеся каникулы в Мексике или, внезапно, службе в армии, тут как пожелаешь).
- по возвращении ты обнаруживаешь, что у тебя есть племянник - мой сын Патрик. Пропитанный слухами о пиздеце в моей жизни (сыне, гражданском муже-ублюдине), ты появляешься на пороге и вновь ставишь все на свои места, отмудохав Энди и забрав меня с Патом обратно в отчий дом.
- когда настало время выбирать, кому из семьи делать вакцинацию, долго мы не думали, из лучших и, не побоюсь этого слова, благородных побуждений, мы привили малыша Патрика.
- в конце декабря 2017-го года Патрик умирает, его обращенную версию убиваешь ты. С тех пор эта тема под строжайшим запретом.
- где-то через семь месяцев скитаний и множества смертей, мы находим себя в группе диггеров.
особенности выживания:
ты парень смышленый, так что быстро понял, что быстрый бег и скрытность - лучшие из тактик. Хорошо владеешь оружием. В общем и целом довольно полезный член группы, но, повторюсь, засранец тот еще.

#2.
при большом желании имя можно поменять, возраст сдвинуть над годок-другой в плюс или минус, внешность тоже можно обсудить, но, камон, пабло просто идеален для этой роли. в некоторых моментах биографии так же присутствует вариативность, так что скелет сюжета вполне гибкий - меняй, не хочу.
связаться со мной можно через гостевую и лс, а оттуда плавно перекочуем в скайп.
по игре: пишу я не шибко часто 1-2 раза в неделю, но все обычно зависит от вдохновения и занятости, стабильным мой ритм назвать все же трудно, поэтому никаких особенных требований к тебе, братец, предъявлять не буду. к лицу (сама пишу от первого) и размерам не придираюсь; но все равно предлагаю кинуть в меня постом, когда если придешь.

пример поста.
upd: рядовые посты раза в два меньше по объему

Johnny Cash – I See A Darkness
Jamie N Commons – Lead Me Home
[indent] Уже битый час я не могла дозвониться до матери. Каждый звонок обрывался глухим и равнодушным: «все линии заняты, попробуйте перезвонить позднее». С остервенением жму на экран, чтобы прервать этот трескучий голос на той стороне и закинуть телефон куда-нибудь подальше. Устало роняю голову на ладони, пытаясь найти в этом жесте хоть какую-то отдушину. Сегодняшний день не был отвратительным сильнее, чем череда других за ним. И чем череда точно таких же, что ждут впереди. Я люблю Ноа. Люблю всем сердцем без остатка, но с его появлением в моей жизни всё пошло наперекосяк. Все дни прекратились в один бесконечный. Джошуа, его отец, впрочем, едва ли может называться таковым. Он ушел, как только узнал о беременности, сообщив, что всё это ему не нужно сейчас. Как будто больше всех нужно было мне. Если бы не мать, которая хоть изредка, хоть на пару часов, прибегала подменить меня, когда бы я могла выйти за пределы этой квартиры, в стенах которой заточена уже, пожалуй, слишком долгое время, я, наверное, да, нет, совершенно точно, сошла бы с ума. Крохотный телевизор на кухне вещал на всю квартиру о новой вспышке пресловутой эпидемии, сколько раз я ни говорила Ноа, чтобы он не смотрел новости, этот несносный ребенок все равно тянется к тому, до чего еще не дорос. Да, он безумно смышленый для своих лет малыш, порой, он даже удивляет меня своими знаниями, на рождество он и вовсе попросил не какой-нибудь радиоуправляемый вертолет, который, кстати, прислал ему его "отец", а сборник энциклопедий. Не знаю в кого он. Может, взял самое лучше от двух самых непутевых родителей во Вселенной? 
[indent] — Ноа, милый, я же говорила тебе.. — чуть строго обращаюсь я к сыну, приобнимая его, завороженно смотрящего в телевизор и поедающего хлопья, но отвлекаюсь на происходящее там и обрываю фразу на середине. Мелькающие одна за одной картинки, одна пугающей другой, пестрили обилием замазанных, видимо, трупов, ученых в белых халатах, военными и наконец симпатичной дикторшей, с губ которой срывались слова в которые поверить было трудно, хоть мы и были поколением, взрощенным на обилии информации о подобном вирусе. За заумными словами и пугающей статистикой скрывали то, о чем догадался и Ноа, выпалив по-беззаботному детское: это, что, зомби, мама? Ухмыляюсь в ответ, все еще не отрывая взгляда от телевизора. Я привыкла к тому, что новостям и россказням по ним верить не стоит, что доверяет им только моя мать, принимая каждое слово, даже если оно о вредном излучении от картошки, за чистую монету. Но сейчас... Даже если их слова, как и это число жертв делить на десять, все равно выходит нечто слишком страшное. — Знаешь что, милый, ты пожалуй сегодня в школу не пойдешь. Отдохнем вдвоем дома, ладно? Посмотрим что-нибудь? — перевожу взгляд на лицо слегка разочарованного сына, — этот удивительный ребенок действительно любил ходить в школу, — тот пожимает плечами и продолжает дальше уплетать свой завтрак.

[indent] Говорят, это ожидаемо. Говорят, это кара богов за наши грехи; говорят, это просчет ученых, выпустивших на свободу смертоносный вирус; говорят, это все просто большая шутка. Уже несколько часов я слушаю в пол уха, пока Ноа читает в своей комнате, то, о чем говорят все эти люди. Каждый из них казался самым правым, но ни один не предлагал каких-то решений. Соседка, забежавшая на секунду, справиться о нашем самочувствии, сказала, что они с семьей отправляются в какой-то бункер, чтобы переждать эту эпидемию. Советовала мне поступить так же. Но каждый раз, когда я выглядывала из окна, на толпу этих испуганных людей, рвущихся прочь из города, и на не меньшую толпу мародеров, ринувшихся бить витрины магазинов и воровать с прилавков булки так, будто ждали этого момента всю жизнь, эта затея мне казалась все менее и менее удачной. Я задернула шторы плотнее, не хотела, чтобы кто-то знал о том, что мы с сыном все еще здесь.
Я вертела в руках телефон, надеясь все-таки дозвониться матери, но ничего кроме пресловутой перегруженной линии не было слышно. — Твою мать.. — тихо прошептала я, зарываясь пальцами в волосы. Я чувствовала, что нужно принять какое-то решение, от которого, скорее всего, зависела бы и жизнь Ноа, и моя, но я не знала, как поступить. Лишь поставила поближе ко входу биту, пылящуюся до этого на шкафу.
Не вполне понимаю от кого. То ли от этих монстров, то ли от монстров, что проснулись в людях.
Телефон разрывает вибрация, а по комнате разносится писк. Бросаюсь на него так стремительно, как только могу, боясь не поймать звонок. Хотя это и оказалось всего лишь сообщение. От всего лишь Джошуа. Нажимаю на прослушать, уходя в дальний угол кухни, чтобы сын из соседней комнаты не услышал отцовский голос. Ухо атакует знакомый до, блять, боли голос бывшего, настаивающий на том, чтобы мы оставались дома, и обещающий приехать. — Ты всегда обещаешь. — парирую я в пустоту. Обида, томившаяся во мне долгими годами, никогда не упускает возможности выплеснуться наружу, в виде упреков, подколов и всевозможных колкостей.
[indent] Джошуа всегда был мне дорог. Я любила его. И, быть может, даже все еще люблю, но вряд ли когда-нибудь признаюсь в этом даже себе. Но в момент, когда он был нужен мне больше всего, он ушел. Ушел, оставив меня, восемнадцатилетнюю, с ребенком на руках. Его не было, когда я хоронила свое будущее, в это время он сам получил уникальный шанс это самое будущее построить, не размениваясь на такую обузу, как мы с сыном. Не знаю, что именно сейчас взыграло в нем, какие чувства, быть может запоздалые отеческие? Или не менее запоздалое чувство вины? Или может в его жизни просто больше никого нет. Но, в любом случае, я не смогу сейчас никак ему отказать. Вряд ли смогу дозвониться, да и, чего уж там, его помощь нам с Ноа не помешает.
[indent] Ближайшее будущее, бывшее только что достаточно туманным, стало обрастать какими-никакими, но всё же подробностями. Джошуа приедет и увезет нас куда-то, где безопасно. Давно ли я верю в то, что Джошуа приедет? Давно ли доверяю ему безопасность сына и свою? В условиях близких к апокалипсису выбирать не приходится. Поэтому приходится примиряться с собственным естеством, кричащим «не смей!» на каждое принятое мною решение. Заглядываю в спальню, чтобы проверить Ноа, и успокоить его, если тот волнуется о происходящем, но он уснул. Обняв красочную книгу, уснул, прямо поверх пледа. Делаю пару максимально тихих шагов внутрь, и укрываю свободным кусочком пледа так, чтобы его не разбудить. Не берусь так далеко планировать, но кажется мне, что предстоит нам тяжелая ночка, так что пусть выспится и наберется сил. Закрываю за собой дверь и крадусь обратно на кухню, проверяя телефон, обновляя его каждую секунду, но по нулям. Никакой связи. — Черт. — тихо ругаюсь я. За окном уже почти стемнело, сгущалась скребущаяся тьма, город становился все более устрашающим. Быть может выходить наружу и не самое лучшее решение? Но сколько мы тут протянем, даже если вдвоем, даже если Джошуа так и не доедет до нас, решив, что где-то есть жизнь получше и полегче, чем с нами, или погибнув от рук военных, или тех монстров. Но для удобства взращивания в себе ненависти, я предпочту думать о первом варианте. Так вот долго мы не протянем. На паре пачек хлопьев. На кое-каких консервах, на овощах сомнительной свежести. Своими силами обороняясь от этого ужасного мира, в который стал превращаться наш нынешний.
[indent] Глухой стук по двери будит меня и вырывает из погружения в водоворот мыслей. Я дергаюсь, чуть не роняя из рук телефон. С опаской выглядываю к входной двери, прислушиваясь сильнее, Джошуа ли это, или один из тех монстров, или, может, один из мародеров, что снуют по городу почти в таком же количестве, как и зомби. Но вторая пара ударов с сопровождением в виде угрозы о выбивании двери развеяла все мои сомнения, и со смешанными чувствами облегчения и раздражения, я распахнула дверь. Джошуа бесцеремонно заваливается внутрь, раздавая команды, как заправский военный. По привычке хочется закатить глаза, хочется сказать ему что-то едкое, а еще лучше наорать и выставить за дверь, но его вид. Потерянный, напряженный, даже испуганный, у него, у самоуверенного и местами наглого Джо, которого я знала уже столько лет. Взглянув на него, легко было испугаться. Опешив и не зная как реагировать, я начала собираться, хватая с полок все, что считала нужным.
[indent] ... или куда? — продолжаю его фразу вопросом, запихивая в рюкзак свитер Ноа. Туда же отправляется куртка, пара фонарей, две банки фасоли и три банки тунца. Фляжку и бутылку с водой я бросаю через коридор бывшему, чтобы тот сложил их во второй рюкзак. Возвращаюсь с кухни, порывисто махая руками, боясь забыть что-то важное. — Джошуа... — тихо начинаю я, обернувшись к бывшему, стоя в дверях комнаты сына, — насколько всё серьезно? — ищу в его глазах уверенность, ищу то, что меня успокоит, и вернет мир на прежнее место, но не нахожу. Силы обнаруживаю в себе, пожалуй, лишь ради Ноа.
—  Милый — стараясь не напугать, вкрадчиво начинаю я, будто бужу его просто в школу, — милый, вставай. — нагибаюсь к нему, целую в лоб, и слегка треплю за плечо. — Ноа, мы уходим. Он трет глаза и поднимает взгляд на меня, спрашивая: куда, мама? не нахожу лучшего ответа, кроме как: подальше отсюда, дорогой.
Отхожу от кровати на пару шагов, вываливаю на стол все учебники из школьного рюкзака сына, и пихаю туда пару нужных на мой взгляд вещей, — Там приехал папа, чтобы нас забрать. — говорю я, чтобы его приободрить. Ноа любил отца, хоть и видел его слишком редко, но в нем еще теплилась эта детскость, которая позволяла ему безоговорочно любить родителей, несмотря на все их ошибки, не смотря на все их поступки и слова. — Подумай, что ты хочешь взять с собой. Только что-то одно. У нас поход налегке. — обращаюсь я к сыну, не оборачиваясь, — Может мистера Стивенса? — улыбаюсь я, представив Ноа некогда его любимую игрушку-зайца. — Мама, я уже большой! — заявляет семилетняя мелюзга, запихивая в рюкзак любимую книжку. — Да, дорогой, ты уже совсем большой. — говорю я, давя в себе желание опустить руки и разрыдаться. В голове сами собой рождались картинки возможного будущего, одна краше другой. А что если ничего хорошего на этом самом "севере" нас не ждет? И тот вариант с "или..." тоже не прокатит? Что тогда? Что нам делать? Будет ли у Ноа нормальная жизнь? Выживем ли мы вообще?
[indent] Джошуа заглядывает в комнату, здороваясь с сыном и говоря нам обоим поторапливаться. Я киваю, укладывая зайца обратно откуда взяла, и помогая сыну надеть на спину рюкзак, принимая из рук бывшего свою ношу. — У тебя есть оружие? — тихо спрашиваю я у Джо. Тот кивает в ответ и протягивает мне пушку. Я засовываю ее себе за ремень, так по-обыденному, будто всегда была готова к этому. Кажется, мы только что подписались ступить на путь еще большей неизвестности, чем обычно.

Отредактировано Hazel Moran (2017-06-05 14:46:51)

+2

5

http://savepic.ru/14482010.gif  http://savepic.ru/14445150.gif
http://savepic.ru/14446175.gif  http://savepic.ru/14471770.gif


PAUL COOPER & MINERVA BRIGHTWATER, 18-21
Пол Купер, fc: asa butterfield
Минерва Брайтуотер, fc: katherine langford
хилеры; студенты

#1.
Mountains will crumble, but the emptiness of space, which is the one universal essence of mind, the vast awakenerhood, empty and awake, will never crumble away because it was never born.
(Jack Kerouac)

Пол Купер – имя твое звонкое, двойные гласные, яркие голубые глаза и настороженная внимательность взгляда. Твоя мать – известная переводчица с французского, твой отец, господи, дай памяти... банкир? Да это не имеет значения, ты всегда был маминым ребенком, умницей, книжный мальчик. В школе ты уже писал сочинения и эссе, которые выигрывали на конкурсах, в пятнадцать издал первый томик стихов. Второй вышел через два года. Поступил ты, конечно же, на английскую литературу, тебя облизывала американская и канадская богема, тебе пророчили невероятное будущее: талант! Сколько остроты в твоей социальной критике, свежий взгляд, а как подобраны слова...
Вот только подобрать слов к произошедшему не удалось даже тебе.
Ты решил не делать вакцинацию, хотя и скрыл это от родителей. Отчасти ты ухватился за осторожные слова своего дяди, Элгара Финча – да, я высказывал сомнения в безопасности вакцины в разговоре с твоей матерью. Отчасти на тебя повлияла Минерва.

Минерва Брайтуотер – тяжкую ношу на тебя взвалили, поименовав Минервой, мудрой, ведь именно такой ты и оказалась, а может, лучше было назвать тебя Кассандрой, предсказательницей, чьим словам никто никогда не верил. В детстве имя твое было тебе ненавистно, потому мама прочитала его в журнале и ей показалось, что оно звучит по-умному. Над тобой смеялись сверстники из-за бедности, из-за вульгарности твоей семьи, из-за того, что ты всегда знала больше и говорила громче, говорила правду, говорила с гневом. Минерва, Минерва, буйствующая Минерва, с яростью бросающая вызов институтам современности. С четырнадцати лет тебя бросало от одной социалистической организации к другой, ты боролась за права всех, о ком болело твое сердце, жаждущее справедливости.
Твое сердце замерло и пошло неровно после того, что произошло с миром.
Ты решила не делать вакцинацию, начитавшись критических блогов и редких статей от медиков, кто выступил против главенствующего мнения. Слова Пола о том, что даже его дядя – ученый, принимавший участие в разработке вакцины – не уверен, что таит этот ящик пандоры, встревожили тебя не на шутку и убедили в решении не вакцинироваться.

Пол и Минерва познакомились в университете, где он учился на английской литературе, а она – на политологии. Он писал, она говорила, и вместе они были чем-то вроде ядра политической критики среди сверстников.
После объявления карантина и первых смертей друзья решили бежать на юг – они берут машину миссис Купер и уезжают за несколько дней до того, как случается ад на земле. Родители обоих погибли в карантинных зонах, как и старший брат Пола, Доминик. По дороге в Мексику Пол узнает, что в Далласе, в штабе, организованном на месте больницы, работает его дядя, отчего меняет свой маршрут.
Дети, если позволите их так называть, прибывают к хилерам и становятся частью этой строгой иерархичной системы. Минерва занимается в основном первой медицинской помощью и административной рутиной, Пол – охраной территории и мелкими поручениями.
Пол борется со злостью к Элгару, одновременно понимая, что он старается их защитить; неловко, не всегда удачно, но пытается. Простит ли Пол своего дядю? Какова его ниша в агонизирующем Техасе? Минерва постепенно обживается и пытается развернуться во всю силу своих организаторских способностей, отчего почти сразу натыкается на естественную преграду: Ренату Май, дочь Казимира Мая. Рената ничего не делает и ничем не полезна, а потому бесконечно раздражает Минерву. Как далеко она готова зайти? Пойдет ли на прямую конфронтацию с Казимиром?

Апокалипсис меняет каждого. Пол, нескладный начитанный подросток, обнаруживает себя будто на страницах увлекательного хоррора и принимает свою роль целиком и взахлеб. Он быстро учится и без сожаления убивает. Минерва узнает о себе, что её решительность не равна жестокости, она блюет после каждого столкновения с зомби и постепенно оказывается на грани нервного истощения. Если прежде она подталкивала Пола на громкие слова и уверенные действия, теперь он тащит её вперед.

#2. Не тешу себя надеждой, что одновременно придут два игрока и скажут: да! Хотим, чтоб хилеры над нами издевались! Но собрать эту пару по паззлам очень, очень хотелось бы. Потому что они молоды, неопытны, но успели потерять всё и убить многих. Потому что мой персонаж отвратительно умеет заботиться, и вдруг ему придется это делать.
Внешности и имена подлежат смене (в теории). На практике я буду рыдать и цепляться за них до последнего.
Прошу любви к персонажам и качественной неторопливой игры. В свою очередь, я буду вас любить сильно-сильно.

пример поста

O my God, I am heartfully sorry for having offended thee, and I detest all my sins because of Thy just punishment, but most of all because I have offended Thee my God, Who is all good and deserving of all my love. I firmly resolve, with the help of Thy grace, to sin no more, and to avoid the near occasion of sin.

Грязновато-серая стена – сплошь паутинка треснувшей краски, капельки крови и спирта, скрюченное мушиное тело, прилипшее к поверхности, размазанное свертком газеты; а вот и газета – валяется в углу, как он её кинул несколько месяцев назад. С передовицы улыбается Елизавета II в окружении родственников, королевская семья прошла вакцинацию… открываются пункты… Ливерпуль, Ньюкасл… Бристоль…
Элгар с трудом отводит взгляд от груды мусора, не дает ему упасть на перчатки, потому что знает – секунда, и он застынет снова, разглядывая разводы на желтоватой резине. Боже мой, я искренне сожалею. Он встает с трехногого табурета, голова его, тяжелая, будто металлический шар, странно покачивается на плечах. Слова молитвы раскаяния помогают сосредоточиться, как прежде.

Ему было пятнадцать. Он знал, что родители не веруют в Бога и считают религию пережитком прошлого, истинные позитивисты; его упрямое желание запомнить католические молитвы их злило и смешило одновременно. Мальчик-ученый, мальчик-в-науке, и вдруг ходит к священнику в старенькую церковь. Просит научить. Нет, Элгар не стал религиозен. Ему нравились голоса хора. Прохладная темнота проходов. Монотонность ежедневных рутин. Из года в год. Из слова в слово. Элгар приходил туда успокоиться, остаться наедине с собой, уставая неимоверно из-за необходимости ладить с сверстниками и знакомиться с последствиями пубертата; он ненавидел своё тело, свой голос, свои реплики! Католичество приносило ему покой материалистического толка даже, не духовного.

В сорок два года он вернулся к умиротворяющим словам псалмов и молитв, повторяя раскаяние раз за разом, постепенно теряя всякое понимание смысла этих слов, превращая их в пустые оболочки, набор звуков, благообразный шум. Смиренно молю Тебя. Смиренно, смиренно, смиренно, смиренно, смиренно… взбудораженный мозг выхватывает слова по отдельности, пытаясь найти их истинное значение. Смиренно.
Наверное, этого он достигает? Смирения? Со своей и общечеловеческой участью, со смертью и своей виною? Может, это то, как выглядит смирение: принятие, успокоение, меланхоличное ожидание своего конца, часы, проведенные перед серой стеной, и губы, нашептывающие мольбы о прощении у высшей сущности.
Избегать добровольного греха и того, что к нему приводит. И того, к чему он приводит.

Элгар Финч прикрывает глаза на короткий миг: горло сдавливает.

Наваждение проходит быстро, скоро, будто и не было ничего, и вот уже он склоняется над микроскопом, разглядывая на стеклышке мертвый кусочек животной ткани. Элгар хмурится. Странно. Ведь он взял образец всего несколько часов назад, обменные процессы не должны были ещё прекратиться. Следующий час он проводит в хаотичном движении, кидаясь с ампулой к подопытной девушке, разглядывая под микроскопом образцы её крови – пляшут эритроциты. И перестают.

Добрый вечер выбивает его из череды размышлений, Элгар теряет нить, которой скрупулезно следовал и вскидывает голову от микроскопа – недовольный, брови сведены, губы в тонкую линию. Голос Ренаты, слабый голос, стал для него полтергейстом лаборатории, тенью стола и тайным ингредиентом его нефункциональных вакцин.
– Здравствуй, – он невежлив и знает об этом. От доктора не ждут здесь милости, он её и не дает; вот только Рената, белолицый призрак Рената – отдельный случай. Как сама она стала заколкой на волосах Кролика, так ошейником на её тонком горлышке держится Казимир. Сдавливающее чувство возвращается, будто не её, а его хрупкая гортань трещит под железной хваткой. Ему жаль и не жаль одновременно. Ему противно.
Почему он должен быть против?
– Да, – бесцветный тон сливается с тканью халата.

Наблюдая за Ренатой, Элгар не собирается ничего говорить, не собирается ровно до того момента, пока не открывает рот:
– Ты же знаешь, что это бесполезно? Зачем ты продолжаешь?
Всё в его вопросе: и зачем, обращенное к ней (зачем мучаешь себя виной?), и обращенное к себе самому (зачем напоминаешь, что я – чудовище?), и абстрактное зачем, направленное к Кролику, вот только Кролику слова никто не давал (зачем тебе жизнь, которая так или иначе скоро закончится?)
Вопрос оседает плевком рядом с трупиком мошки.

Amen.

Отредактировано Algar Finch (2017-06-19 19:40:37)

0


Вы здесь » dead zone x » days gone bye » необходимые персонажи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC